Ростовский «бросок за Дон». Есть ли жизнь на левом берегу?

Это нагромождение стекла и бетона вполне могло оказаться в пойме Дона. - https://www.nvgazeta.ru/
Стадион "Ростов Арена" - естественное ядро будущего спортивного кластера. - https://www.nvgazeta.ru/
Гидропарк - жемчужина Киева. - https://www.nvgazeta.ru/
Застройка ростовской набережной - пример пренебрежения техническими и архитектурными нормами. - https://www.nvgazeta.ru/
Вода, выдавливаемая из поймы, оказывается во дворах батайчан и на улицах города. - https://www.nvgazeta.ru/
Пойма Дона - уникальная экосистема. - https://www.nvgazeta.ru/
спортивный кластер.jpg - https://www.nvgazeta.ru/
Фото: www.nvgazeta.ru

Изменения в правила землепользования, внесенные гордумой Ростова, дают зеленый свет массированной застройке левобережной части южной столицы.



Пока под строительство отведен участок в 40 с лишним гектаров восточнее стадиона «Ростов Арена». Здесь должен появиться жилой микрорайон – разумеется, премиум-класса, обеспеченный всей мыслимой социально-бытовой инфраструктурой.

Определен и застройщик. Осуществить решающий бросок за Дон предстоит компании «ЮгСтройИнвест», стяжавшей известность строительством ЖК «Красный Аксай» на месте почившего одноименного завода и созданием так называемого экорайона «Вересаево» путем вырубки значительной части Александровской рощи.

«С  Лениным в башке...»

Донские СМИ уже облетели картинки, изображающие будущий ЖК. С десяток высоток-башен, напоминающих высохшие стволы деревьев, окружают что-то вроде большого бассейна, который, видимо, и составляет сердцевину элитного соцкультбыта. Такой застройка представлялась ее инициатору – компании «Крокус Интернешнл». У той по разным причинам дело не срослось. Какой увидит очертания левого берега нынешний застройщик, скоро узнаем. «ЮгСтройИнвесту» дан год на подготовку за свой счет проекта планировки и межевания территории, после чего должен развернуться собственно процесс масштабного жилищного строительства.

Надо сказать, к самой идее нынешнего строительного броска за Дон общественность южной столицы отнеслась без энтузиазма. Как без всякого энтузиазма, если не сказать сильнее, встречались все прежние новации, связанные с выходом в пойму Дона. Так, в свое время критиковались планы выноса на левый берег делового центра Ростова под претензионным названием «Ростов-Сити» . Его тут же окрестили «сити на болоте». Неменьшее неприятие встретили и изменения в генплан Ростова. Внесенные туда лет пять назад, они также основывались на идее застройки левого берега.


Это  нагромождение стекла и бетона вполне могло оказаться в пойме Дона.

Но наверху любая критика градостроительных новаций ростовских властей либо воспринималась в штыки, либо просто игнорировалась. При внешнем соблюдении форм привлечения общественности к обсуждению проекта обновленного генплана, самого обсуждения не происходило. Все возражения представителей архитектурного сообщества оставались без контраргументов. Вместо них рисовались утопические картины будущего мегаполисного благоденствия да сплошь и рядом подменялись понятия.

Так, в ответ на вполне обоснованные сомнения по поводу застройки поймы говорилось, что вся территория нынешнего Ростова – это и без того одна большая пойма, что не мешает южной столице развиваться уже без малого триста лет. Хотя по всем канонам пойма – это часть речной долины, затапливаемая во время паводков. И при всем желании стоящий на холмах высокого правого берега Дона Ростов к низинной пойменной долине не отнести. Но это обстоятельство никак не мешало дискуссии и далее идти в таком же духе…

Изменения в генплан были приняты. Однако реализовать их до поры до времени не получалось. Мешали положения Правил застройки и землепользования городской территории. Согласно им, на левом берегу Дона допускалось строительство только рекреационных объектов. Что, собственно, и происходило в ходе развернувшейся подготовки к мундиалю. 2018 года.

К существующему на левом берегу уже добрых полвека гребному каналу добавился комплекс стадиона «Ростов Арена». Вместе эти два сооружения образовали ядро, как сейчас принято говорить, спортивного кластера. В его составе постепенно появляются волейбольные площадки, беговые дорожки для легкоатлетов. Скоро здесь будет велотрек. Все определеннее говорят о строительстве Ледового дворца, «Гандбол Арены» и ряда других спортсооружений. Иными словами, вектор развития левобережной части Ростова задан и обозначился вполне отчетливо.


Стадион "Ростов Арена" - естественное ядро будущего спортивного кластера.

И такое развитие выглядит вполне логичным, отвечая мировой практике использования пойменных территорий. Их, по целому ряду причин: геологических, гидрологических, экологических и в том числе эстетических – принято использовать именно так. Характерно, что это понятно даже сегодняшним безбашенным властям Киева, и они не решаются посягнуть на созданный еще в советскую пору в пойме Днепра Гидропарк. И тот действительно является природной жемчужиной украинской столицы. Интенсивное же гражданское строительство развернулось только в Дарнице, расположенной относительно центра Киева примерно на таком же расстоянии, как от Ростова находится Батайск.


Гидропарк - жемчужина Киева.

У нас же после того, как идея воздвижения на пойменном пространстве помпезного «Ростов-Сити» не была принята общественностью, не успокоились. И спустя почти десять лет очевидно решают возвратиться к проекту создания нового центра южной столицы прямо посреди поймы. Как тут не вспомнить ленинскую характеристику идей, которые «тогда становятся материальной силой, когда овладевают массами». В данном случае речь о массах чиновников, которые Ленина хотя и не читали, но тут в точности следуют их модели.

Философия без гидрологии

И коль уж забрались мы на философские высоты, то самое время вспомнить о диалектической спирали. В нашем случае она называется «современные технологии строительства». Именно на их появление ссылаются власти Ростова, объясняя свое возвращение к отложенному добрый десяток лет назад плану маневра за Дон с передислокацией центра Ростова в центр донской поймы. Но уже на принципиально ином уровне.

Да, сегодняшние технологии строительства шагнули далеко вперед и способны помочь преодолеть многие запреты прежних СНиПов. Так, подтопления помогает в значительной степени избежать намываемая песчаная подушка толщиной в 6-7 метров. А гидрология на пару с геологией, если помните, всегда называлась в качестве основной причины, не допускавшей капитальное строительство в низинных затапливаемых местах близ рек. Поэтому сегодня даже некоторые признанные специалисты в области градостроительства смягчили свое отношение к идее застройки поймы.

В частности, авторитетнейший глава Ростовской областной организации Союза архитекторов Алексей Полянский больше не считает урбанизацию левобережной части южной столицы неприемлемой. Маститый архитектор допускает, что «намывной сценарий» из некоего «варианта НЗ» вполне способен перекочевать в разряд оперативно реализуемых. Разумеется, при соблюдении определенных ограничений:

– Главный принцип работы в пойме — расчетливость и выверенность всех действий…

А за основу всех расчетов должен приниматься абсолютный запрет любого строительства в зоне пропуска паводковых вод. Но тут напрашивается вопрос, подсказанный нашей суровой реальностью. Той, в которой тьма именитых застройщиков живет и действует по принципу «когда нельзя, но очень хочется, то можно». Так не будет ли этот запрет обойден, подобно множеству других? Достаточно вспомнить историю с застройкой ростовской набережной , презревшей все технические, архитектурные и административные табу заодно с общественным мнением, чтобы убедиться в силе упомянутого выше принципа. А значит, и в справедливости вопроса.


Застройка ростовской набережной - пример пренебрежения техническими и архитектурными нормами.

Так что «нет таких крепостей, которые бы не взяли большевики». Еще один шаг в пойму сделан. А где там зоны пропуска паводковых вод, кто ж разберет? Победителя, как известно, не судят… Не оттого ли Гордума, не успев принять в апреле изменения в ПЗЗ, сразу же пошла вразрез с новыми нормами? Вместо установленных этим документом 25 гектаров под строительство ЖК застройщик сегодня получил сразу более 40.

И пусть себе существуют просчитанные вдоль и поперек варианты и математические модели развития ситуации в пойме в различных обстоятельствах. Но наряду с ними имеются и веские сомнения в том, что все расчеты когда-нибудь будут приняты во внимание. Звон монет, которые способно принести строительство жилых зданий вкупе с бизнес-центрами, имеет свойство заглушать все резоны. Такая вот философия. И никакой тебе гидрологии.

Хуже, чем ошибка?

Именно потому многие из светил донской архитектуры, не понаслышке зная нормы жизни в коридорах власти и досконально изучив схемы приводных ремней в механизмах отечественного бизнеса, продолжают опасаться последствий возможного освоения ростовским стройкомплексом задонской пойменной целины. Профессор, завкафедрой градостроительства Академии архитектуры и искусств ЮФУ Александр Бояринов, еще в бытность свою главным архитектором области и замминистра строительства усвоивший, как порой на властных этажах совершаются многие судьбоносные шаги, не скрывает опасений:

– В городе, по моему мнению, прижилась порочная практика менять правила застройки и землепользования. Считаю, что на левом берегу, подверженном стихийным чрезвычайным ситуациям, реализация заявленного проекта жилищного строительства противоречит генплану. Это ошибка с возможными тяжелыми последствиями. Необходимы работа с инвесторами по реализации действующего генплана и неуклонная градостроительная дисциплина по сохранению имеющихся открытых природных зеленых пространств...

Как тут не вспомнить старика Талейрана, когда-то сравнившего ошибку с преступлением – не в пользу последнего…

По науке пойма Дона подвергается полномасштабному затоплению раз в сто лет. При этом вода здесь поднимается до пяти метров. Однако, чтобы вспомнить подтопления поймы в разные годы, совсем не обязательно быть долгожителем. Вода здесь появляется чаще. И картина эта, согласитесь, впечатляющая. С последствиями подтопления, случившегося в 1993 году, удалось справиться только 19 лет спустя, когда в рамках подготовки к мундиалю в 2012 году началось строительство стадиона «Ростов Арена». Тогда и осушили образовавшиеся на левом берегу Дона болота.

И это результаты рядового природного явления. А если ситуация носит аварийный характер? Скажем, затопление поймы происходит вследствие вынужденного экстренного сброса воды или, упаси бог, прорыва плотины Цимлянской ГЭС. Такой сценарий у нас проговаривают часто, но, похоже, практические выводы по части строительства не делаются. А меж тем расчеты московских специалистов рисуют картину, почти апокалиптическую. Согласно им, волна в левобережной части Ростова в таком случае способна достичь 7-9 метров в зависимости от особенностей рельефа.

А теперь вспомним, что основание под капитальными сооружениями в пойме должно намываться на 6-7 метров. То есть от чрезвычайной ситуации будущие ЖК никак не застрахованы. Да и в менее драматичных обстоятельствах подтопление цоколей зданий отнюдь не исключено. Достаточно взглянуть в весеннюю пору через дорогу от «Ростов-Арены» на ту часть Левобережной улицы, где сосредоточены злачные объекты южной столицы. Немало их пребывает в сырости.

Ох, похоже, народная молва с ее язвительным «сити на болоте» в очередной раз оказалась удивительно точна…

Народ, не ведая секретов гидрологии, оценивает ситуацию куда точнее и вернее дипломированных управленцев и градостроителей. Да что там гидрология! – физику в школе все учили. И опыты с сообщающимися сосудами проделывали. Наблюдали пытливым глазом, как вода в них упрямо устанавливалась на одном уровне. Так вот донская пойма – это не что иное как сложная система сообщающихся между собой сосудов.

Подземные водные потоки пронизывают все ее пространство. Вместе с озерами, гребным каналом и главным водоемом – Доном они образуют равновесную водную структуру. Очень чуткую к любым гидрологическим колебаниям. Иными словами, если в Дону по причине той же нагонной волны поднимается уровень, то он поднимается и на левом берегу. И для этого донской воде совершенно не обязательно выходить из берегов.

Разумеется, семиметровая песчаная подушка способна как-то нивелировать эти колебания речных уровней. Но не бесконечно, поскольку намытый песок со временем имеет свойство вымываться. Это во-первых. А во-вторых и в-главных, толща – миллионы кубометров песка вместе со слоем почвы для растительности – создает такое давление на подземные воды пойменного пространства, что они в буквальном смысле выдавливаются на поверхность. Но – там, где для них находится выход. Скажем, в Батайске – как это наблюдалось уже неоднократно. Последний раз в 1993 году, когда во время паводка привычные пути для воды оказались перекрыты насыпями построенных к тому времени дорог. И вода, проложив себе новые подземные русла, оказалась в конечном счете на улицах Батайска и в подвалах домов горожан.

Вода, выдавливаемая из поймы, оказывается во дворах батайчан и на улицах города.

Нечто подобное произошло в свое время в Крымске, куда после проливных дождей хлынули потоки из Неберджаевского водохранилища. Там события развивались в катастрофическом темпе. Но все по тем же законам гидродинамики. Так что неслучайно вскоре после катастрофы у наших соседей появилось постановление президента, запрещающее жилищное строительство в паводковых зонах. Или о нем сегодня забыли?

От экономики к экологии

Разумеется, построить можно всё и везде. Только выполнив все инженерные расчеты и верно спрогнозировав возможные последствия. Ну, и, конечно, заплатив за такое строительство всю его цену сполна.

А то, что такая цена окажется непомерной, – это и к бабке не ходи. И не факт, что эти суммы удастся потом отбить. Первоначальная выгодность проекта окажется призрачной. Потому как будущие «голубые города» рискуют остаться полупустыми. Не исключено, что мало кому захочется обитать в зоне риска. И финал затеи вполне может оказаться таким же, как в американском Чикаго. Там вот так же волюнтаристски построенные кварталы пришлось сначала заселять маргинальным элементом, а потом и сносить за полной ненадобностью.


Пойма Дона - уникальная  экосистема.

Только в нашем случае снос уже дела не поправит. Хотя бы потому, что окажутся невосполнимыми последствия мощного удара, нанесенного урбанизацией экосистеме поймы Дона. О таком природном объекте, как Батайский заказник придется забыть. Плюс высотная застройка низинного левого берега навсегда убьет неповторимую, издалека радующую глаз панораму лежащего на семи холмах Ростова.

Не потому ли и А. Полянский, и другие специалисты, считающие возможным развернуть строительство в пойме, сопровождают свою точку зрения массой оговорок? Каждая из них, по сути, отрицает идею воздвижения в пойме высотных «замков на песке». И в остатке имеем то, на чем настаивает городское сообщество и что уже реализуется в форме спортивного кластера.


Истинное назначение левобережной части Ростова – спортивно-рекреационная зона с пойменным парком. Что органически впишется в среду мегаполиса, не вступая в противоречия с генпланом. И что будет ему необходимо. Все остальное – от лукавого. Однако он у нас, как видим, пока силен…

 
По теме
Летом отмечается сезонный подъема заболеваемости кишечными (энтеровирусными) инфекциями, именно в это время создаются благоприятные условия для сохранения возбудителей во внешней среде,
Для установления причин взяты пробы воды и биоматериала, проведено обследование места Министерство природных ресурсов Ростовской области подтвердило факт гибели рыбы в реке Быстрой рядом с хутором Быстрогорским Тацинског
С целью предупреждения происшествий и недопущения гибели людей на водных объектах Октябрьского района в летний период, МКУ Управление ГОЧС совместно с отделом образования, управлением социальной защиты населения,
Несовершеннолетние продолжают купаться в реках и озерах без присмотра взрослых Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав 8 и 9 июля провела на ростовских водоемах рейды по выявлению детей и подростков без при
Полпред потребовал от южных регионов начать оздоровление рек и других водоемов В Ростовской области и Краснодарском крае почти 12% проб водопроводной не соответствуют установленным требованиям.
«ЭРА  МИЛОСЕРДИЯ»  НАСТУПИТ  ЕЩЕ  НЕ  СКОРО! - Следственный комитет 25 июля - День сотрудника органов следствия Российской Федерации. Его отмечают те, кому доводится распутывать сложные преступления, вступать в психологическое противостояние с фигурантами тяжких дел, выполнять кропотливую,
Следственный комитет
На Дону за сутки заболели COVID-19 еще 369 жителей - Газета Наше время Суточный прирост зараженных коронавирусом нового типа в Ростовской области побил максимум первой волны пандемии в регионе (23 мая прошлого года из-за вспышки в Сальском ПНД было 352 случая) и достиг уровня начала февраля
Газета Наше время
В организации «Улицы Чехова» участвовал, кажется, весь Таганрог. Каждый хотел помочь и быть причастным к значимому культурному событию: организовывали концерты, выступали со своими творческими номерами, становились волонтерами... - Газета Наше время Буквально в последний момент первый Международный театральный фестиваль-конкурс «Улица Чехова» изменил формат.
Газета Наше время
В Ростове - «Код Серафима 20/21» - Газета Наше время На афише музея Современного изобразительного искусства - новое название Это - персональная выставка арт-проекта «Земелев и союзники».
Газета Наше время